понедельник, 23 марта 2015 г.

Синтетический No 5




Статью «Синтетический No 5» (Synthetic No. 5) Чендлер Барр (Chandler Burr), писатель и парфюмерный критик, написал для The New York Times почти 10 лет назад. Но все то, о чем он в ней пишет, звучит всё так же актуально. Точнее, даже так: с грустью отмечаю, что парфюмерные стереотипы и мифы пережили многие из упоминаемых им ароматов. Это ли не повод перевести статью и поделиться ею со всеми.



Это даже не смешно. Намедни, прогуливаясь по одному из крупных парфюмерных магазинов — великолепному и современному, наполненному удивительными ароматами — я похвалил выбор дамы, отправляющейся на кассу с флаконом Chanel No 5. «Да, я покупаю исключительно Chanel — у них же духи полностью натуральные, шоб вы знали!»

— Чиво?
На этот счет — использования синтетики в духах — существует масса стереотипов и заблуждений. Но открою вам большую тайну: синтетику в духи кладёт не только Chanel, но и все остальные, для кого парфюмерия бизнес — от Armani до Gaultier с Lauren.
Секрет диоровского Eau Sauvage в том, что создавший его легендарный парфюмер Эдмон Рудницка (Edmond Roudnitska) использовал синтетическое соединение метилдигидрожасмонат (methyl dihydrojasmonate), имеющий прекрасный запах чистоты и свежести, всё равно как если бы свой аромат имел протекающий в роще ручей. В состав вышедшего в 1912 году культового аромата Quelques Fleurs Houbigant уже тогда входил синтетический гидроксицитронеллаль (hydroxycitronellal). Душа CK One Calvin Kline — в дигидромерценоле (dihydromercenol). Секрет Angel Thierry Mugler — этилмальтол (ethyl maltol), выделенный в 1969 г и пахнущий карамелью и сладкой ватой. А в чём секрет Chanel No 5? В соединениях, которые называются альдегиды — их впервые синтезировали во Франции в 1903 году.
Предубеждение в отношении всего, не имеющего натуральное происхождение, порождает массу заблуждений.
Заблуждение первое: «Материалы природного происхождения — это всегда хорошо». Это не так. Низкосортное аромасырье, полученное из нарцисса, выращенного на грядках, пахнет помойкой, тогда как качественный синтетический гелиотропин — настоящее ольфакторное наслаждение, как если бы волшебным образом запах бобов тонка скрестили с ароматом облаков.
Заблуждение второе: «Синтетические материалы — дешевая замена натуральному». На самом деле качественные синтетические материалы, так же как и лучшие компоненты натурального происхождения, всегда стоят недешево. Один из потрясающих синтетических компонентов, который называется амберифф (amberiff), стоит больше 1200 долл США за фунт*.

Заблуждение третье (уже на уровне «умного» невежества): «Синтетические компоненты вероятнее всего являются причиной аллергии». Снова неправда. Риск развития аллергической реакции с натуральными компонентами всегда выше. Вот, к примеру, соединение сандалор (sandalore), пахнущее сандаловым деревом — это всего лишь одна молекула. Но в масле сандалового дерева — сотни различных соединений — α- и β-санталол (α-, β-santalol), спиросанталол (spirosantalol), β-коркумен (β-curcumene), (Z)-nucifero и т.д. А это значит, что риск развития аллергии возрастает во множество раз — ведь ее причиной может быть любой из сотни компонентов масла. К тому же, используя синтетический сандалор вместо натурального аромамасла, мы сохраняем от вырубки целые сандаловые леса в Индии, стоимость сырья из которого и без того растет с каждым годом  (в настоящее время она составляет до 800 долл США за фунт*). По этой же причине один мой знакомый парфюмер вообще отказывается использовать натуральные материалы в парфюмерии.
Заблуждение четвертое: «синтетика» используется в современной, «американской» парфюмерии, тогда как классическая, «французская» — исключительно натуральная. Совершенно неверно. Пожалуй, нет более французского парфюмерного дома, чем Guerlain. Но именно они начали революцию в парфюмерии, когда стали использовать синтетические компоненты в своих духах — например, в появившихся в 1889 г духах Jicky. В ставшем классическим аромате L'Heure Bleue (1912) использован метилантранилат (methyl anthranilate), в элегантных Mitsouko (1919) — синтетический альдегид C-14 (с ароматом нежного, спелого персика), а бессмертный Shalimar (1925) среди прочего содержит этилванилин (ethylvanillin) и хинолин (quinolines). Недооцененный, на мой взгляд, аромат Samsara содержит в составе уже упомянутый сандалор, а созданная всего несколько лет назад парфюмером Морисом Руселем (Maurice Roucel) современная его интерпретация — L’Instant de Guerlain — по-настоящему крутую молекулу цис-3 гексенил (cis-3 hexenyl), которая имеет аромат свежескошенной травой.
Сегодня никому из парфюмеров не нужно объяснять, что синтетические материалы — это основа современной парфюмерии. Пытаться создать духи без синтетики — всё равно что пытаться нарисовать картину, не используя синий или красный цвет. Нет, вы конечно же можете так сделать, но зачем ограничивать себя? Ведь использование синтетических ингредиентов в парфюмерии существенно расширяет творческие горизонты (как бы ни банально это звучало): благодаря использованию удивительной молекулы лактон аромат Gucci Rush звучит оригинально и ново, с абстрактными радужными переливами, а созданный Оливье Польжем (Olivier Polge) Dior Homme благодаря синтетике пахнет великолепным ирисом (воссоздать который, используя просто вытяжку из натурального цветка ириса затруднительно).
Синтетика — та ось, вокруг которой вращается парфюмерный мир, — говорит Франсуаз Донше (Françoise Donche), «нос» в Parfums Givenchy, с которой мы обсуждали роль в парфюмерии компании Firmenich — швейцарской фирмы, специализирующейся на создании ароматических молекул. «Firmenich — c’est la haute couture de la molécule»**, — замечает Франсуаз с предыханием. И это действительно так: именно благодаря разработкам химиков Firmenich и их синтетическому альдегиду С-14 парфюмеры Guerlain в 1919 году смогли создать легендарные духи Mitsouko, а сегодня компания готовит парфюмеров, благодаря которым у нас есть новые прекрасные ароматы.
Лишь один пример: парфюмер Firmenich Оливье Кресп (Olivier Cresp) стал одним из ведущих «носов» компании, когда для Paco Rabanne он создал аромат Black XS — элегантный, изысканный и современный, аромат, который сложно классифицировать — он и теплый и прохладный, завораживающий и напоминающий популярную песню, которая вертится у тебя в голове. В нем Кресп использовал три потрясающих синтетических соединения: удивительный норлимбанол (norlimbanol), имеющий гипнотический аромат сухости, как если бы его можно было экстрагировать; Z11 —  совершенно прекрасный запах сухой древесины, и мусценон (muscenone) — дорогой синтетический мускус — сливочный, чувственный, пудровый и удивительно глубокий, который вас всё окутывает и окутывает.
Безусловно, есть синтетика, которую я ненавижу. Возглавляет этот список дигидромерценол (dihydromercenol). Мне он пахнет стиральным порошком, пролитым на алюминиевой поднос. Пик популярности этой молекулы пришелся на 1982 год, когда на сцене возник Drakkar Noir (дигидромирценола в составе этого аромата целых 10%), после чего появились Polo, Cool Water и CK One — в них он вплетен вполне органично. Однако теперь, когда дигидромерценол входит в состав чуть ли не каждого второго мужского аромата, он превратился в банальное клише. Однако я точно так же ненавижу натуральную лаванду — всё по тоже по той же причине. Потому что мне совершенно неважно, натуральный аромат или синтетический — клише есть клише.
В итоге все сводится к следующему: на рынке есть чрезвычайно успешные духи. Вероятно, многие из них вы даже знаете. А некоторые, быть может, даже носите. Среди них есть один, который на 100% синтетический — в нём нет ни одного натурального ингредиента. Из-за предубеждения потребителей к синтетике мне, к сожалению, запрещено сказать вам его имя — и это очень грустно и как-то даже бессмысленно. Но, несмотря на всю свою синтетичность, это прекрасный, новаторский и удивительный аромат.


Автор: Чендлер Барр (Chandler Burr)
Перевод и адаптация: Валерий Юдин (блог Eau De Mode)

*по состоянию на момент написания статьи (2006 год)
**Фирма Firmenich — это молекульный от-кутюр

Комментариев нет:

Отправить комментарий